Category: театр

Category was added automatically. Read all entries about "театр".

Cat

Про Соню, три года.

Соне на днях исполнилось три. В этот же день она объявила, что уже большая и все будет делать сама, хотя в целом это не новая тенденция. Она не разрешает себя мыть, одевать, чистить зубы, кормить, даже выбирать себе одежду. Она не имеет ничего против езды в коляске или детском автомобильном кресле, но только если она - акробатическим образом - сама в них залезет и усядется, пристегнув свой ремень. Она согласна одевать фартук или слюнявчик, когда ест суп, но только если она сама его потом помоет. И так далее. Так как сама она все делает еще не слишком умело и медленно, то это самая частая причина воспитательных действий у нас дома. Например, в ситуации "я буду сама одевать колготы" с упрямством барана и последующим часом возни в попытке их одеть, когда мы спешим. Да и когда мы не спешим, я время от времени ловлю ее и домываю (Соня при этом возмущается и кричит), доодеваю, допричесываю и так далее.

После четырех месяцев садика, где пополам японский и английский, Соня немного понимает по-английски и чуть-чуть говорит, а также поет по-японски (врядли понимая значение всех строк) и учит меня отдельным японским словам, сообщая русский перевод. В садике русских воспитателей нет. Видимо, из-за того, что русский был и остался сильным, языки она не смешивает и очень четко разделяет, что и на каком языке что значит. Вокруг у нас есть детки, у которых это тоже не родные языки, но они используют их намного активнее Сони. Вместе с тем, все они смешивают слова из разных языков. Это какой-то другой, интуитивный тип изучения, в котором они сами не знают, какой у них первый язык, и с какого на какой нужно переводить, да и нужно ли, если впервые слово "пожарник" они выучили на японском, а словосочетание "кукольный театр" на английском.  У Сони, наоборот, по-прежнему большой разрыв в знании русского и остальных двух, новые понятния к ней приходят в основном от нас и на русском, и мы, вдобавок, просим ее переводить все новые слова с других языков на русский. Я понимаю, что всем этим мы замедляем ее изучение иностранных (вообще нам ничего не стоило бы перейти дома на английский, но мы этого не делаем), но думаю, что так лучше. Вечерами я пытаюсь читать ей английские книги с переводом каждой строки на русский. Я уже поняла, что если не переводить дословно, она бы запоминала отдельные простые английские слова быстрее, связывая их больше с картинками, чем с русским эквивалентом. Но перевожу все равно. 
Cat

Кукольный театр на воде

Я уже как-то писала о том, что во Вьетнаме богатые музыкальные традиции. Один из прекрасно сохранившихся жанров (а сохранились, к сожалению, не многие) - театр кукол на воде. Ему почти тысяча лет, и считается, что он начал развиваться, как адаптация китайского кукольного театра на затопленых рисовых полях, где вьетнамские крестьяне проводили большую часть времени.

Кукольщик должен стоять в пруду за кулисами и под водой управлять палками, соединенными с деревянными фигурами на водяной сцене. Это достаточно тяжелая работа - куклы могут весить до четырнадцати килограмм и их надо не просто удерживать на поверхности, а еще и активно двигать. Нам разрешили попробовать с маленькими куклами - признаться, за две минуты у меня почти отвалились руки. Исторически профессия кукольщика переходила от отца к сыну и считалась, с одной стороны, почетной и интересной, так как театр был не только развлечением, а еще и способом задобрить духов, а с другой - тяжелой для здоровья: из-за длительного стояния в воде кукольщики страдали ревматизмом и паразитами. Производство кукол - народное ремесло, которое до сих пор кормит целые деревни. Куклы вырезаются вручную из дерева, украшаются, раскрашиваются и лакируются, и изнашиваются уже через несколько месяцев.

Теары бывают большие, в которых одновременно работают до восьми кукольщиков - в такой можно сходить в Ханое или Сайгоне, - а бывают и совсем маленькие, домашние, где сцена метр в радиусе, но зато камерная атмосфера, и к куклам можно протянуть руку. В любом случае это всегда неожиданное, детское удовольствие. Представление проходит под живую народную музыку, и музыканты и певцы не только создают фон, но и ведут повествование, подбадривают кукол криками, охами и громким смехом, тем самым создавая настроение. Кукольщики настолько искуссны, что в представлении можно увидеть и огонь, и фейерверки из пасти дракона, и даже получить от одного из персонажей заряд струей воды.



Collapse )

Почитать о совсем другом вьетнамском музыкальном жанре ca tru.
blond

(no subject)

Дорогой друг скоро станет дорогим супругом. Кроме орфографии изменяется не так много. Впрочем, именно из орфографии у нас обоих, бесталаных в фонетике, принято делать культ.

Мне трудно назвать наступающее супружество событием – это все же постепенный переход, направление которого дорогой мужчина шутливо означил еще до первого, аки девственного озвучивания моего имени его губами. Подозреваю, это был методический прием: два года ненавязчивого, но и неустанного повторения сделали свое дело.

Если же о самом «торжестве» (это слово не дается мне без улыбки и кавычек), то его мы отложили на весну в надежде собрать раскиданных по шарику близких. В связи с грядущим мне вспоминается множество традиций, большинство которых кажутся частью театрального действа, не совместимого с действом интимным. А разве есть что-то более интимное, чем начало супружества? Оттого во мне растет свадебный минимализм. Минимализм, однако, не помешал нам купить уже не только платье, но и хрустальной красоты туфли. Наряд, на пошив которого были потрачены метры и метры белой ткани, удивительно обнажает: в нем я чувствую себя юной, красивой и слишком наивной.
dreams

Quarry dive

Вода в карьере заброшенной каменоломни очень чистая и холодная, на глубине бьют прозрачные ледяные источники - даже хочется хлебнуть. Дно спускается гигантскими ступенями, а на ступенях, будто в амфитеатре, сидят рыбы, с интересом наблюдают за ныряльщиками. Бояться они тут еще не научились: время от времени, не удовольствовавшись зрительством, какая-нибудь из рыб подплывает совсем близко и любопытно заглядывает мне в глаза, упакованные в пластик маски - вроде как хочет сказать "привет".

Я бы хотела сюда эффектную фотографию своего торса в тонком черном водном костюме, что подчеркивает изгибы (так и правда чаще бывает). Но в этот раз вода - десять по Цельсию только у поверхности, да и вообще все немного сурово. Прощай, хрупкость.

Collapse )
Cat

(no subject)

Страшное дело - женские сны, театр девичьего абсурда. В них будто тебя хоронят, а я спокойно улыбаюсь и говорю: "Вы ошиблись. Он всегда возвращается."

Близких, забрасывающих себя в очередной ад - работы, собственных планов, желаний и боги знают, чего еще -  так хочется уберечь от них самих же. Но от себя и спасаться только самому. Потому любящим остается быть причиной (лишь одной из, конечно); а мне, к тому же - глазастым напоминанием о той жизни, где все уже найдено: свое место, женщина, чашка крепкого чая.
umbrella

Все это будет носиться...

Уехав в магазин за помидорами, я возвращаюсь почему-то с двумя платьями, дивясь собственной весенней потерянности. Но что такого в платьях – эти всего лишь излишне прозрачны, вызывающе непрактичны и не предполагают ничего кроме себя  на теле. Вдобавок, из них на меня в зеркале смотрит не то мартовская, не то чеширская кошка, притворяясь, что ее и нет – одна улыбка.
 
...а чьим-то любимым развлечением – уже даже и не важно, чьим – было заниматься любовью, сняв с меня все, кроме платья. И совершенно потрясающим жестом, распяв меня в очередном непригодном для любви месте и не сбиваясь ритма, он умудрялся аккуратно одергивать юбки, расправляя широкой ладонью складки ткани по бедру. При этом я чувствовала себя Мальвиной в его кукольном театре. С тех самых пор я усвоила принцип прекраснейших из весен: ни секунды не играть, но играться. С тех самых пор я завязала с всеженским фетишем – обувью, и покупаю платья.  
dreams

Киев - ностальгия

Перевешивала кожаные вещи, пылящиеся в шкафу за ненадобностью – плащ, жакет - если бы в моей америке носили такое элегантное удовольствие... И обволокли запахи: кожа, дымок, еще что-то - Киев, родной, стольный, русский – Русь ведь. Захотелось опять: ночь, фонари редко (тут ведь все светится, не страшно совсем). Ветер чтобы свежий (нет тут свежего ветра, все влажно, душно). Я – красивая, душистая, стучу каблуками (никто ведь тут каблуками не стучит по улице). Моя легкая тревога: поздно, Киев – не Америка. Дома, солидные возрастом, но не размером; улочки тесноватые, подворотни, дворики. Маршрутки (нет тут маршруток – не нужны) пустые в ряд - потому что ночь. Люди пешком – пешком! – ходят…

Перекладывала шелковые платки. Театр, суета симпатичных девочек со скромными мальчиками, сдержанность (еда – в театре? Во время спектакля?). Бабульки-билетчицы строгие, не улыбаются, "как дела" не спрашивают. И запахи, запахи: духи, шоколадница, кофе, город мой... Забегаловки с едой для меня лучшей, чем здесь в ресторанах, студенты худенькие парочками (найдешь тут разве двух худых студентов?). И холодно-ветренно, так, чтоб кутаться, чтоб ходить быстро-быстро, чтобы эхо не успевало за цоканьем…


Владимирская, Киев