Category: спорт

Category was added automatically. Read all entries about "спорт".

blond

Для себя, четыре года восемь месяцев

Соня завтракает с моей тетей (этот диалог как-то очень передает Сонину обычную позитивность):
- Соня, будешь омлет?
- Мне и так хорошо!

Соня смотрит футбол с дядями - уже не с моими, а с ее (и тут мне трудно не написать "с дядьЯми" и не улыбнуться, ибо представить своих двоюродных братьев вдруг чьими-то дядями - это всегда упражение на чувство юмора):
- А что они делают? А почему? А какие правила? Куда летит мяч? А зачем? А чьи это ворота? Когда они выиграют? А кто это такой? Почему он туда бежит? А зачем он свистит? Что им нужно сделать? А кто это сидит? Почему они смотрят? Сколько нужно забить? А что тогда будет? А сколько они уже забили? Кому? А кто забил? А он хорошо играет? А что будет потом?
Через часа пол непрерывных настойчивых вопросов Соня, удовлетворенно вздохнув, направляется к воздушному шарику, подвешенному за ниточку:
- Пойду-ка поиграю в свой футбол...

Соню увлекают картонные пазлы, она складывает взрослые и детские из 200-300 кусочков почти с той же скоростью, что и я, и с не меньшим терпением.

Наступил какой-то затык с чтением. Соня терпимо читает по-русски, хоть и медленно, если там нет особо сложных и длинных слов, и читает простые английские слова, но ленится совершенно читать книжки. Возможно, отчасти это из-за сложности пока запомнить все части прочитанного предложения, если оно длиннее нескольких слов.

Как и мне, Соне нравится математика во всех видах: она считает до тысячи, очень любит отнимать и складывать трех или двухзначные числа с однозначными, просит дать ей примеров, с радостью берется и за устные, и за написанные. "Пора ли вводить отрицательные числа?" - каждый третий день думаю я. Что такое ноль, она поняла года в два, и это было так естественно, что может быть, давно пора. Соня моментально рисует ось симметрии в любой симметричной фигуре и по-прежнему любит сказки про планиметрию и стереометрию. Из последних моих кратких сказок (мы ненадолго у родственников): куб и тетраэдр поехали к бабушке, там много и вкусно кушали и превратились в сферы (дальше, конечно, нужно рассказывать про кривизну граней). Еще Соня время от времени рисует какие-то немыслимые закорюки и заковяки и с гордостью мне показывает, какую "математику" она нарисовала - это, конечно, попытка повторить мои реальные методы работы из дома, за которыми она невольно наблюдает. Иногда нам дарят математические пособия для маленьких детей, я рассматриваю их с ужасом и каждый раз понимаю, что отстают они года на два-три от реального уровня развития нормальных детских мозгов, и вообще, кажется, написаны для дрессировки собак и морских котиков, однако же, видимо, пособия эти импонируют не одаренным математически взрослым.

Соня любит лукавить, постоянно шутит или преступает грань дозволенного, но на один милиметр, и радостно ожидает реакции. Прирожденный провокатор.

Почти непрерывно танцует и поет без стеснения, нередко мелодично (и тут приходится многократно объяснять, что на улице, в магазине, в подъезде петь не принято, а принято поддерживать тишину). Студия танцев под домом неожиданно временно закрылась, и я уже голову сломала, куда ее отдать на музыку так, чтобы не покупать домой пианино. Папа (он же муж) тем временем записал ее на фигурное катание и плавание, потому что Соня просилась кататься и плавать. Она сама уже научилась плавать по-собачьи, но на это страшно смотреть: кажется, плывет она на грани утопления, постоянно частично погружаясь под воду и снова выкарабкиваясь с помощью бурной гребли, как болонка. Соня еще требует теннис, и теннис для детей рядом есть, но как-то много всего сразу: пусть, может быть, что-то другое сначала надоест. У меня в связи с этим всем три мысли крутится все время в голове: (1) хорошо жить в окрестностях Нью-Йорка, ибо все уроки под боком; (2) у Сони, а заодно и у нас начинается время экспериментов: пока совершенно непонятно, понравятся ли ей эти занятия, когда они станут систематическими, или мы заплатим учителям, а она после первого урока объявит, что больше не пойдет (а если она объявит, то действительно больше не пойдет); (3) мы с мужем, похоже, вынужденно превращаемся в maman-taxi с этого года.

И про соблазны Нью-Йорка и родительство: хочется найти няню на отдельные вечера и выбираться с мужем куда-то вместе, а не по очереди, но пока не могу решиться доверить кому-то чужому сокровенное - укладывать чадо спать (хотя чадо засыпает уже сама). Те же проблемы были у нас с совместным нырянием на Окинаве, только теперь нет у меня рядом базы американских морских пехотинцев, готовых составить компанию в любых приключениях, да и объект интереса меняется согласно географии: вместо осьминогов - джазовые музыканты. 
blond

(no subject)

Нет ничего глупее поверхностного высокомерия, которое обладатель спешит выразить по поводу и без.

Красивая и умная девушка с грузинским именем Нази, чемпион США по шахматам (я не знаю, как после одной ее фотографии за шахматной доской можно считать Леди Гагу, например, секс-символом), отказалась ехать на чемпионат в Иран. Потому что к черту хиджабы, угнетение женщин, авторитарные и исламисткие режимы, и вообще. Я ее очень понимаю и не бойкротирую Иран и иже с ними только потому, что я не чемпион, и толку от моего бойкота не будет.

По-английски ее имя пишется "Nazi", как "нацист". Сегодня китайский юноша спросил у моего русского приятеля-ученого, восхищавшегося ее поступком: "А что за имечко-то у нее?" Приятель вежливо и сдержанно ответил, что иностранные имена могут звучать необычно, и это не худший случай. И больше не сказал ничего.

Китайского юношу звали Хуймой.
me shaded

Закрытие Олимпиады

Новости, наверное, все знают и без меня: идет полномасштабный захват юга Украины российскими войсками. Пока все происходит в Крыму, но, я думаю, на очереди Одесса. Янукович сегодня выступил с комичным заявлением из Ростова о том, что он не бежал, а "перемещался", и ожидает некого туманного референдума по всей Украине. Последнее говорит о том, что у Путина есть планы не останавливаться на достигнутом.

Все это уже было в истории: Гитлер и Судетская область в 1938-м; советская власть и операция "Дунай" в 1968-м. По этому поводу здесь своевременная цитата. Тогда политикам западных стран и самим немцам понадобилось много лет и смертей, чтобы, наконец, осознать, с чем именно они имеют дело.

P.S. Добавлю ссылку на текст Андрея Макаревича.
Cat

Пустынные пейзажи



Необъятные для глаза поля оранжевых маков, на них где-то вдалеке лежат облака, а на облаках стоят не слишком высокие отсюда горы. Огромная ветренная пустыня на высоте тысячи метров цветет не часто, но так густо, что режет глаз яркостью - чудеса Олимпийского сада. 


Antelope Valley Poppy Reserve, California
blond

Трое без времени

Они занимались любовью под крики болельщиков, под бешеное гудение машин и фальцет свистков. Весь их город, казалось, был объят карнавалом, и только двое людей в нем были заняты не сумашедшей свистопляской, но друг другом. За это она еще больше любила Натана – в прошлом статного хоккеиста и пожизненного члена хоккейного клуба, жертвовавшего своим праздником для нее, предпочитавшего ее глаза и тело пивному восторгу в компании приятелей и истеричным товарищеским объятиям после удачного движения, отображенного мониторами и телевизорами.

Это было правдой: Натан предпочитал ее. Но правда – как палка – всегда о двух концах. На втором конце была жена, от которой проще всего уйти было именно в вечер матча. Супруга не может не знать об измене, что бы двое в паре не говорили себе и друг другу. У Натана было достаточно опыта и седины в обеих бровях, чтобы это понимать. Потому он думал: обманывая близкого, обманывай деликатно – так, чтобы тому не пришлось краснеть от невероятности принятого на веру. Вдобавок, хоккей надоел ему почти так же, как и супруга - они оба старели в его глазах с равно удивительной и неприятной быстротой. Но, может быть, это старел он сам, обрастая морщинами и волосками в неожиданных местах вместо того, чтобы обрастать хоккейными трофеями и верхней мышцей бедра. Тем ценнее для Натана была преданность этой девочки (он так и назвал ее – «моя девочка», и ей даже стала мерещиться тут заглавная буква заменой собственного имени) – млаже и слаще его, что забавно прикрывала надлом внутри самоиронией и якобы стервозностью, про которую сама же регулярно заявляла. В ответ он только улыбался: он встречал в жизни стерв, и все они выглядели ангелами; ни одна из них не признала бы свою натуру раньше, чем воткнула бы нож в спину. А Девочка кричала в редких ссорах: «Смотри, увидь же, как я ненавижу эти компромиссы. Когда уже ты разберешься со своей жизнью?» А при этом – Натан точно знал – не сказала бы и слова, не сделала бы и шага, чтобы порвать связывающие его с другой узы.

Великодушие в женщинах всегда привлекало Натана больше остального. По большому счету, он даже не имел ничего против женского великодушия по-достоевски – до жертвенности. Да и подумать – хотя бы материнство, разве возможно оно без жертвенности? Так обе привязанные к нему женщины не могли и помыслить насильственного удержания его на своей стороне, и он в этом видел не слабость, а силу великодушия. Натану не приходило в голову, что каждая просто-напросто считала унизительным игру в перетягивание канатов. Отпущенную же ему меру благородства он вкладывал в редкие исключительностью и дороговизной подарки обеим, в умелый секс, в самоиронию и, эпизодично - в отцовство. Это был вклад под проценты – каждое лишь еще больше привязывало и жену, и любовницу.

Collapse )
Cat

Ноксвиль (Куксвиль, Эшвиль, Нэшвиль (http://almondd.livejournal.com/9011.html), ....)

Заканчивается мой первый год в городе, в котором на каждом столбе висит хотя бы одна выполосканная ливнями афиша живого джаза, хотя 340 из 365 дней в году (впрочем, я слаба в арифметике) горожан радует яркое солнце, а дожди не затягиваются трехдневной моросью, но обрушиваются одной сплошной водной массой, не оставляя сухого места. В городе, где самым большим культурным событием считается футбол, а не концерт, но не потому, что здесь не любят музыки, а потому, что первое происходит только в сезон и только раз в неделю, второе же – ежедневно. В городе, в котором даже автобусы радостного апельсинового цвета футбольной команды, равно как и здания, столбы, будки, и люди, а в бегущей строке в общественном транспорте после названия остановки бежит оранжевыми буквами «Давай-давай!». Тут принято улыбаться абсолютно всем на улицах, спрашивать «как дела» у случайных прохожих, дарить нелепые комплименты незнакомцам в лифте, и, конечно, быть приятелем своего сантехника. Любовь к солнечной яркости проявляется тут даже в языке – так любую черную одежду здесь называют «готическим стилем», а любимые яркие резиновые шлепки сменяют лишь на не менее любимые и не менее яркие резиновые сапоги.

Таков – белый юг, такова пока моя Америка.


Knoxville, Tennessee
Cat

Западная Вирджиния

Ленивое развлечение на горнолыжном курорте – катание со снежной горы на надувных кругах. Трудно назвать экстремальным пологий спуск с накатанными колеями и перегородками - дабы не сыпались катающиеся в кучу (как же, самое интересное ведь?!) . Тем более трудно, если помнишь еще, как в детстве летал с визгом с ледяных корявых горок, подкладывая под попу что-нипопадя. Надувное же приспособление до невозможности комфортно – не чета родимым санкам, на которых каждую кочку прочувствуешь мягко-синим местом об доски. Зато разочарование от спуска быстро сглаживается удовольствием подъема. Потому как внизу можно снова сесть на круг (точнее, в круг - поза «попой в дырку» очень расслабляет), зацепиться за специальный тросс, и медленно заехать опять на вершину. Что, пожалуй, самое приятное во всем этом мероприятии: горы, небо, и ты – на троне, с уймой времени посмотреть по сторонам и подумать.
blond

Belgrade again

Где оно, цыганское счастье мое? В самый розово-красный день календаря я сижу перед разинутым ртом ноутбука, а на другой стороне земного шара перед компьютером сидит самый красивый мужчина, которого я когда-либо встречала. И хочет меня безумно, и знает, что я хочу, но, снова - моря-океаны, тысячи воздухоплавательных километров, чертова связь, зависящая от проводов, связистов-провайдеров, и, наверное, морской погоды... А я помню его смуглое тело, искристой красоты черные сербские глаза и повадки чемпиона по латиноамериканским танцам, который ведет женщину естественней, чем свою машину. И мозг у него не с абрикос, а потому не сыпет он сейчас сладостями, а просто смотрит-смотрит-смотрит... А я хотя и не вижу, но чувствую взгляд, ловлю такими непохожими на его пшеничными кудрями, желто-золотистыми глазами, светло-молочной нежной кожей...

Приятных снов тебе, милый мой балканский друг.
dreams

Западная Вирджиния

Сколько дней нужно горкам чтобы укатать крутого Сивку? Два. Два полных дня и две ночи на заснеженном горнолыжном курорте Западной Вирджинии. Но дня, полных до одури, таких, чтобы укатать и укататься до блаженного беспамятства, когда в голове – только снег: утренний - мягкий, нежно-солнечный; дневной - слепящий, кусающийся; ночной - почти искуственный, играющий обледенелостью под огнями вдоль горнолыжных трасс. И еще где-то на периферии, когда движешься – легкая боль в мышцах, румяная обветренность кожи. И чтобы после всего на закате погрузить ноющее тело во внедорожник, и ехать сквозь космические горные пейзажи самых южных северных штатов. Ехать, глядя, как раскрашивает снега сине-желтый закат, из палитры которого кто-то выкинул все теплые тона, оставив лишь морозный бело-желтый и все оттенки вселенского синего и фиолетового.

Cat

Оранжевый

Оранжевый – цвет футбольной команды University of Tennessee. А так как тут жизнь крутиться вокруг футбола, и за футболом университетским следят больше, чем за профессиональным, то цвет этот можно смело назвать цветом самого университета, и даже штата. Хороший цвет. Домой в подарок я купила груду футболок с оранжевой надписью: Welcome to the big orange nation! Привезла из магазина, довольная, сложила в шкаф. И только потом поняла, каким политическим стебом эти футболки будут на Украине.