Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

dreams

Читать

- страны-регионы: Штаты (особенно много про Аппалачи, Луизиану, Флориду, Калифорнию, Аляску, Юту, Новую Англию, Йеллоустон, Нью-Мексико, Гавайи), Канада, Украина (отдельно про Киев и Чернобыль), Турция (отдельно о Стамбуле), Индонезия, Латиноамерика (Бразилия, Гватемала, Никарагуа, Эквадор, Мексика), Австралия, Вьетнам, Скандинавия, КарибыЯмайка), Италия, Испания, Англия, Франция, Россия, Польша, Балтика, Израиль, Германия, Греция и Древняя Греция, некогда-Югославия, Сингапур, Индия, Шри-Ланка, Япония, Китай, Африка, Полинезия;

- рассказы и забавные истории из наших путешествий.

Все тексты и фотографии в журнале мои. Если что-то Вы хотите использовать не в коммерческих целях, не забудьте указать авторство и дать ссылку на первоначальный текст. Коммерческое использование обсуждается отдельно. Фотографии живой природы на "фликре" и
аки коммерческое фотопортфолио. А также правила комментирования, в которых справедливости нет.

If you do not read Russian... you might just want to look at some of our travel and nature pictures here.
Cat

Сюри

Под прошлый новый год мы ездили в главный замок Окинавы: Сюри-дзо. В архитектуре и декоре там - смешение японского (минималистичные деревянные личные покои), рюкийского (хотя основные структуры из дерева, опоясывают их стены традиционной каменной кладки, как во всех рюкийских замках-гусуку) и китайского (помпезный декор, в котором преобладает золотой и красный цвета и мифические животные). Однако у китайского императора вездесущий дракон имел пять пальцев, а у окинавского - четыре, ибо по рангу он (и дракон, и император) был младше. Замок во время второй мировой разбомбили, но недавно восстановили по фотографиям начала 20-го века: и деревянную архитектуру, и роспись по лаку, выполенную с сохранением исконной техники. Тем не менее, когда видишь старинные картины и гравюры, понимаешь, насколько все изменилось. Замок стоит на горе над морем, и сейчас гора - в центре оживленного современного города, и к замковому комплексу можно подъехать на машине. А когда-то гора была зеленой, с многочисленными тропками, по которым не машины, а люди с носилками спускались от замка вниз, к деревянным кораблям. На праздники в замке сейчас реконструируют церемонии императорского дворца, с окинавским оркестром, актерами в нарядах вельмож, стражи, императора и императрицы, и так далее. Реконструировать есть что: как и в Китае, вся придворная жизнь и быт были глубоко ритуализированы, с тысячами обычаев и правил.

Внизу - много фотографий из главного двора. Это - самая нарядная часть. Позже, наверное, найду наши фотографии с остальных частей территории замкового комплекса: он большой, с тяжелыми крепостными стенами из неровного камня, и с видами во все стороны.



Collapse )
dreams

Снежные обезьяны, префектура Нагано

"Снежные обезьяны" - японские длиношерстные макаки, греющиеся в горячих источниках - стали чем-то вроде туристической открытки для префектуры Нагано острова Хонсю. Удивительная страна Япония, где даже в развитой, густо заселенной провинции природа не испорченна человеком.

На самом деле, все, конечно, не так романтично. Обезьяны живут летом высоко в горах, а зимой, с наступлением морозов, они раньше спускались вниз в леса, и там грелись и питались. Теперь префектура Нагано достаточно плотно застроена за исключением высокогорных районов: города, фабрики, фермы. Спускаться обезьянам некуда. Один из фермеров заметил, что обезьяны зимой интересуются горячей водой - источников в Нагано много - и построил им что-то вроде бетонных ванн, красиво прикрыв их камнями. Сейчас обезьяны регулярно собираются туда не только купаться, но еще и есть, потому что в парке их обильно кормят, причем не обычной для них едой: например, питательными соевыми бобами или яблоками, которые им нравятся. Туристов вокруг бетонных ванн много, и они очень близко - в нескольких метрах от обезьян.

Понятно, что все это вызывает вопросы. Кормить диких обезьян; кормить человеческой едой; кормить их не только зимой, а круглый год; стараться привлечь их на несколько метров от толп туристов; да и сделанные человеком ванны - насколько все это оставляет дикую природу дикой, и сколько приносит вреда обезьянам, а сколько пользы? Ответ не очевиден. Возможно, что если обезьян не кормить и не создавать им приятные условия в этом месте, они будут грабить близлежащие фермы - ибо больше зимой деваться им уже некуда - и будет это еще хуже. Речь о том, чтобы вернуть им кусочек естественной среды обитания, просто не идет - в современной Японии для этого слишком высокая плотность населения, и, как мы много раз замечали, слишком потребительское пока отношение к природе.

Snow monkey

Snow monkey w
Nagano, Honshu, Japan
me shaded

Пустыня

Пропастью между твоим сумашествием и моим внутренним святилищем логики и порядка можно мерять Большой каньон. Эта простая мысль отвлекает меня от того, от чего иначе мне не отвлечься, и возвращает в выветренные, выеденные своей древностью пустыни Невады, Аризоны, Юты. Место моей внутренней свободы. Свободы от мыслей, от ежедневности, отчасти даже от себя. Не на кромке - на кромке люди, тщеславие, фотоаппараты; не там, где чувствуешь себя на вершине мира, обозревая; а внизу, внутри, на бесконечно тянущемся дне, в дымке песка и марева. Там можно идти много дней и не встретить ни одного человека, а потому те, с кем ты ушел - и есть весь твой мир. Там я - песчинка, и, как песчинка, одновременно незначительна, заменима, но и - принадлежу пустыне. Все существование свое там я ощущаю, как крошечную часть целого, и целое это больше, чем моя жизнь, моя любовь и моя боль. И боль постепенно ссыхается комок; боль теряет влагу.
dreams

Гора Кинабалу

На горе Кинабалу на острове Борнео удивительная флора. Например, там растет восемьсот видов орхидей и шестьсот видов папоротников. Пятьдесят из этих видов паротников не растет больше нигде, а некоторые орхидеи цветут раз во много лет (например, у одного вида двенадцатилетний цикл), и очень эффектно, и поэтому цветы их стоят тысячи долларов. Еще в мире есть всего 13 видов непентесов (это насекомоядные растения с кувшинчиками), и пять из них растут только на этой горе. Есть среди них совершенно удивительные: с огромными кувшинами, вмещающими литры воды (4 литра в одном кувшине!), кувшинчиками причудливой формы, ярко окрашенными кувшинчиками... И раффлезии, конечно - самые большие цветы в мире с удивительной биологией, цветы-паразиты, которые растут только в отдельных местах в Малазии, Индонезии, Тайланде и Филиппинах.

Вместе с тем, правительство Малазии почти задавило на горе Кинабалу международный туризм несколько лет назад, создав безумные по своей непрактичности правила. Свободно гулять там теперь можно только до высоты тысячи с небольшим метров, а дальше нужно идти в сложный поход до самой вершины на несколько дней, обязательно с гидом, причем для не-малазийцев - за безумные деньги. О том, что именно делает малазийское правительство с этими деньгами, догадаться сложно. Один из двух входов в парк с сетью тропинок был разрушен сколько-то лет назад стихийным бедствием, и до сих пор закрыт, вместе с дорожкой, ведущей к роще непентосов и прочим чудесам. Хотя может никаких денег и нет - кроме нас мы видели только персонал парка и группы малазийских туристов, зато многочисленные.

Надо пояснить, почему правило это совершенно неразумно: пока проходишь нижние две трети горы, поднимаясь на каждые сто-двести метров можно увидеть что-то новое, и гулять хочется там с чувством, толком и расстановкой. Вместе с тем, последняя треть - почти полностью голые скалы и снег, и это уже нешуточное по сложности восхождение. Если ты всходишь и спускаешься с горы за два-три дня с группой и гидом, как требует парк, то пробегаешь в быстром темпе мимо самого интересного, и долго мучаешься потом, медленно карабкаясь на сложную и скучную с точки зрения природного разнообразия часть, страдая от высотной болезни. Кто-то может сказать, что а как же виды: но наверху почти всегда туман, облака, и нередко еще и дождь со снегом. Несмотря на то, что мы с мужем высоту переносим легко, нам при таком раскладе, еще и с ребенком, совершенно непонятно, зачем лезть на вершину, рискуя здоровьем. Видимо, это такой малазийский Эверест.

Из-за этих неумных правил погуляли мы только по нижней трети горы, а не по двум третям, как хотели. Поэтому что-то интересное мы увидели на горе, что-то посмотрели в одном из многочисленных ботанических садов, мини-заповедников и питомников, а что-то не увидели вообще. И, хотя в целом мы чудесно провели время, осталось какое-то чувство незавершенности после этих дней, да и вообще от этого - первого для меня - путешествия в малазийскую часть острова Борнео.

Ниже - снимки из красивых влажных лесов на горе. Туман в этих лесах - часть пейзажа. На первой картинке видно, как дерево покрыто мхом. Видов мха на горе Кинабалу тоже великое множество, и многие из них мне хотелось фотографировать с пристрастием, как ювелирные изделия. В лесах на небольшой высоте можно даже посмотреть на самый крупный мох в мире, Dawsonia. На втором снимке - один из гигантских папортников. Именно таких папоротников было полным-полно в мезозойскую эру. Для меня они стали почти привычными: мы живем сейчас в доме в холмах на Окинаве, и почти от дома начинаются джунгли с древовидными папоротниками.

Kinabalu forest

Collapse )
blond

Ночью под водой

Голубой крайт и его отражение под водой ночью.

Немного про яд: по шкалам ядовитости их яд считается более опасным для человека, чем яд кобры. Укус почти не болит, но за 12-24 часа наступает кома, паралич и смерть. Кусаются они редко, и не агрессивные, если их не трогать. Мне тем не менее всегда было интересно, есть ли на Окинаве противоядие, или надо лететь на Тайвань (можно, конечно, не успеть). Вместе с тем, на Окинаве как-то принято бояться змеи хабу, а не крайта, хотя крайтов по моим ощущениям тут больше.

Blue krait and its reflection underwater
Okinawa, Japan
Cat

Мои сто погружений на Окинаве

Выбираю по чуть-чуть подводные фотографии: здесь. Фотографий и животных на них отснято очень много, и пока непонятно, за что хвататься. Все это живет в нескольких километрах от дома, на ближайшем мысу.

Голожаберные моллюски.
Goniabranchus albonaris nudibranch

Collapse )
Cat

(no subject)

Я много просматриваю своих и чужих подводных фотографий. Похожие сюжеты и любимые всеми животные постепенно примелькались. Хочется чаще снимать то, на что обращают меньше внимания; то, что не так привычно укладывается в кадр. Ниже - не примелькавшееся пока мне с Окинавы. На первой фотографии трубчатый червь, потом лобстер-"тапочек", малек рыбки (гоби?) и рыба-игла. Фотографии я размещаю с нашей странички-хранилица flikr, и там животные определены по видам.

Protula bispiralis

Collapse )
Cat

(no subject)

Фотографии синекольчатых осьминогов. Они меняют расцветку, и чем больше осьминог напряжен, тем ярче видны синие кольца - на последней фотографии внизу видно по окраске, как осьминог напрягся и от меня уплывает (хотя фотографии внизу разных особей, и есть еще просто изменчивость окраски от осьминога к осьминогу).

Осьминоги эти мелкие, часто не больше человеческой ладони вместе с щупальцами, но очень ядовитые - от укуса можно умереть. Известно три фатальных случая их общения с людьми, а также некое количество не фатальных, и противоядия не существует. Пишу это и думаю, что я, наверное, совсем страх потеряла, потому что фотографировала за последний год нескольких менее пугливых особей на расстоянии сантиметров десяти-пятнадцати, и без перчаток. Вначале они у меня вызывали какие-то опасения, но я так привыкла к их неагрессивному поведению - к тому, что в конце концов они просто синеют и уплывают, - что совершенно расслабилась. Трогать, конечно, их не надо, да и вообще лучше для всех сторон держать дистанцию. Вместе с тем, на Окинаве они водятся у нас, что называется, "под домом", и мы встречаем их на ночных погружениях, хотя большинство фотографий ниже из Индонезии - там они менее пугливые. Это тот же подвид, что и на Окинаве.

Кстати, другие очень ядовитые животные, которых мы тут на Окинаве ругулярно видим под водой, и пытаемся сфотографировать в морду - это морские змеи. Они, как и осьминоги, предпочитают побег любой конфронтации, и за время мы так к ним привыкли и рассалбились, что все труднее поверить, что они кого-то могут укусить. Некоторые из них питаются угрями, и интересются всякими трубками, висящими у ныряльщиков - ныряльщики при этом сильно пугаются. А большинство змей вообще не интересуется ничем, связанным с людьми, и просто старается поскорее скрыться. Иногда мы видим по пять особей за одно дневное погрудение под воду, и нередко это змеи нескольких видов или подвидов.

Blue-ringed Octopus - 3

Collapse )
me shaded

Маятник Фуко

Болтай ждал Шалтая, Шалтай гулял, пока где-то не сошел с рельсов поезд, и потому не приехал, а свалилась со стены во сне все же почему-то я. На следующий день, дабы не вспоминать и не разбираться (у Шалтая нежное сердце), я говорю им обоим в нужный момент - ребята, за вами маятник Фуко! И действительно, за их спинами оказывается маятник Фуко за стеклом. Я сидела там же вчера, и маятника как-будто не было, но это было еще до стены и до поезда, а нужен он именно теперь. Я никогда раньше не видела живьем маятник Фуко, добавляю я, а лишь читала про него у Эко. И тут Шалтай совершенно оживает, забывает про расстройство (он очень расстраивается, если кого-то расстраивает), и говорит: this was the hottest book I ever read! И я, улыбаясь, думаю: ты просто пока еще не знаешь, как я люблю Альмодовара.

У нас три дня, мы обвязаны и перепутаны тонкими ниточками, от которых не сойтись и не разойтись, некогда даже сесть и поговорить, и вся королевская рать... Почему надо дожить до возраста, когда нет уже времени дружить, и съездить столько раз за полмира, чтобы снова встретить своих людей в количестве больше, чем один, я не пойму никогда.