Category: происшествия

Category was added automatically. Read all entries about "происшествия".

dreams

*

Юрий Дудь большой молодец, потому что снял кино про Беслан. Он по-прежнему не говорит о главном прямо, но можно ли в 2019 году говорить об этом прямо, живя в России? Я не знаю - известно лишь, что в 2000-х было нельзя. Тем не менее, в году 2019 - по касательной - журналисты "Новой Газеты", "Матери Беслана" и многие другие упоминают в фильме Дудя неоднократно о самом страшном: о множестве фактов, указывающих на то, что российское правительство (сентябрь 2004-го, начало второго президентского срока Путина) о терракте все знало заранее. Более того, Кремль участвовал в его организации, хотя наверное не ожидая такого исхода: например, один из террористов был работником осетинской федеральной службы безопасности. Анна Политковская - незадолго до ее убийства в 2006-м (в Москве, в ее собственном подъезде) - публиковала даже документы, это подтверждающие (здесь), да и вообще много писала и про Норд-Ост, и про Беслан незадолго до своей смерти, хотя и всегда будто пунктиром. Здесь, например, про загадочно исчезнувших 12 террористов после Норд-Оста. А здесь и здесь про то, как российское правительство ковало в те годы чеченских террористов. 
Cat

(no subject)

Для пап, мам и любителей динозавров: в Американском музее естественной истории в Нью-Йорке пару лет назад поставили сумасшедших размеров скелет титанозавтра (фото здесь). Он занимает половину этажа огромного здания, растягиваясь на 40 метров и упираясь зубастой башкой в лифт. Ничего близкого по размерам я в своей жизни не видела - а ведь муж регулярно таскает меня в музеи естественной истории по всему миру смотреть на кости бедных зверушек. Скелет этот - копия настоящего, который нашли и хранят в Аргентине. Оказывается, динозавр все еще рос перед смертью, то есть это даже не максимальный размер.

Этому музею в Нью-Йорке не хватает компьютерной анимации, как в музее в Мельбурне. Там рядом с костями что-то вроде биноклей, смотришь в них - и кости вдруг покрываются плотью и кожей, сходят живыми доисторическими чудовищами с пьедесталов и начинают разгуливать с тобой рядом по залам. Соня совершенно влюблена в мельбурнский музей естественной истории и готова в Австралию ездить только ради него. А еще не хватает вечерних часов работы по выходным, чтобы хоть как-то рассеять толпы посетителей.
dreams

Еще про ЧАЭС

Немного про первые дни после аварии, со слов близких друзей и членов семьи: о том, что еще упустили на экране нового сериала "Чернобыль".

После просмотра остается впечатление, что работников во время и после аварии на станции было немного, все они оказались в больнице, а следующие географически ближайшие к взрыву люди, не считая пожарников - это те, кто смотрел на пожар с моста на въезде в Припять (и они якобы тоже все оказались в больнице). Про мост сейчас не буду - уже много написано о том, что это отчасти миф для туристов, которые едут в Чернобыльскую зону ("почувствуй себя сталкером"). Среди моих друзей, например, есть семья, рыбачившая в ту ночь в пруде-охладителе, хотя в сериале почему-то выбрали именно мост, как некую точку высшей опасности для жителей города - видимо, фотогенично. Ниже чуть-чуть про тех, кто был реально близко к реактору в те дни - персонал станции.

ЧАЭС - многотысячное предприятие, и работающих энергоблоков перед аварией было четыре, а так же достраивали пятый блок и начинали строить шестой. У меня нет точных цифр про размер персонала до аварии. Но тут видно, что даже после остановки всех блоков и "закрытия" ЧАЭС там все еще работало пять тысяч людей. После аварии, но до остановки станции цифры были выше (десять тысяч? больше?). И до аварии персонала было не меньше.

Непосредственно в момент аварии на станции находилось 176 работников и 286 строителей (ссылка). Это совсем мало по меркам этого предприятия: был выходной, еще и ночь. Многие из тех, кто был на станции, не сразу поняли, что вообще что-то случилось. Например, одна знакомая сидела в производственном помещении непосредственно на 4-м блоке, где произошла авария, очень близко к реактору, и пила чай с коллегой. Когда не только чашки, но и стулья подпрыгнули, они подумали, что это скачки парового давления, то есть часть нормальной активности, хотя в этот раз ощутимые довольно сильно. Посмеявшись, они никуда не поспешили, а дослужили свою смену и к утру поехали домой - не в больницу, а именно домой.

Сменило их на станции ночью и ранним утром еще больше работников: согласно традициям СССР, в случае ЧП людей полагалось не беречь, а наоборот, вызывать к месту происшествия. Весь оперативный персонал обязали явиться тем утром (это инженеры-специалисты, работавшие на блоках): это шесть смен, по 140 человек каждая, то есть больше 800 человек (тогда как в обычной ситуации, по расписанию, работает только одна смена). Плюс к этому велели явиться работникам канцелярии (надо было опечатать документы, чтобы позже изучать ход и причины ЧП), буфета, и прочих отделов не связанных напрямую с блоками.

Авария произошла пол-второго ночи, и приехали все эти люди на станцию в течение нескольких часов. Например, работников цеха дезактивации вызвали в два часа ночи, то есть сразу, как только кому-то стало ясно, что что-то произошло. При этом что именно должен делать цех дезактивации, никто толком не понимал, потому что произошедшее тоже не было понятно. Работники блоков и канцелярии приезжали на станцию в пять-семь часов утра. Многие рабочие места находились в нескольких сотнях метров от взорвавшегося реактора. Смена, которая должна была заниматься обеспечением 4-го блока (слова "взорвавшегося" и "разрушенного" еще были непроизносимы), как и отдельные физики и инженеры пытавшиеся по долгу службы выяснить, что именно случилось, получили самые большие дозы, и это грустная история. Но и кроме них на ЧАЭС в сутки после аварии было еще около тысячи или больше работников. Непонятно, было ли важным хоть что-то из того, что делали приехавшие, да и делать что-то могли далеко не все, потому что централизованного плана не было, и вообще царила легкая неразбериха. Реактор был разрушен, а разрушен он быть не мог - вся существующая документация и тренировка персонала убеждала, что такие реакторы не разрушаются. Для объявлений и решительных действий нужны были указания партийного руководства - выше, чем директор станции или главный инженер, - а оно ничего не указывало, а сидело вдалеке и боялось выдать кому-нибудь ненароком "секрет". В общем, людей держали и облучали зря, и держали дольше положенного даже в обычную смену времени. Первое объявление в советской прессе об аварии появилось спустя 36 часов после взрыва (ссылка), почти одновременно с началом эвакуации Припяти 27-го апреля, и часть персонала станции отпустили домой незадолго до этого.

О тех, кто приехал работать на станцию в то утро после аварии, мне запомнилось две истории.

Один друг, просидев бог знает сколько часов на соседнем блоке после аварии, собирался, наконец, домой. На станции персоналу, который работает на блоках, положено переодеваться перед работой и после - там есть так называемые "пропускники", то есть здания с раздевалками, шкафчиками, душами. Переодевались они во что-то вроде лабораторных белых халатов: в сериале показывают эту форму. И есть в пропускниках счетчики, которые меряют проходящим радиацию. Они выявляют только загрязнение бета-частицами: например, радиоактивная пыль на ботинках или на руках. По виду устройства эти похожи на металлоискатели в аэропортах. Через какое-то время после аварии к счетчикам еще добавили команды дозиметристов - что-то вроде наспех организованного дополнительного контроля. И вот друг после этой безумной смены проходя через устройство и дозиметристов слышит, естественно, сигнал. Снимает ботинки. Снова проходит. Сигнал. Снимает куртку, брюки, проходит. Сигнал. Наконец, раздевшись до трусов, отправляется дальше в душ, от своей неожиданной наготы и радости окончания затянувшейся смены бодро размахивая руками. И c удивлением видит, как навстречу и мимо него, голого, идут на его рабочее место многочисленные люди в противогазах и полных костюмах хим. защиты.

И про другого друга. Явку на работу на ЧАЭС обычно отмечали в табелях: сидела табельщица или табельщик, и что-то там подписывали или штамповали, выдавая работникам. Но в это утро людей было во много раз больше, чем обычно. Какие-то смены приехали по расписанию, какие-то по вызову, цели и причины все еще были туманны. Уходили все тоже в разное время, и кто-то попал в медпункт или был вызван еще куда-то раньше конца смены, а кто-то пробыл дольше, чем обычно. В результате было совершенно не до табелей: кому-то что-то отметили, а кому-то нет. Позже работникам тех первых суток выдали бумажки о том, что они - ликвидаторы последствий аварии. Значительно позже, когда масштабы и потенциальные последствия для здоровья уже всем были понятны, украинское правительство выделило повышенную пенсию тем, кто был на станции те первые сутки. Еще через несколько лет правительство объявило, что выданных тем самым правительством справок мало, и пенсию получать могут только те, у кого остался с первых суматошных дней радиоактивный раритет: отмеченный табель. У остальных прибавку к пенсии забрали, включая нашего друга. В результате по официальным данным "ликвидаторов последствий аварии" намного меньше, чем на самом деле. Может быть, на те самые скудные данные и ориентировались создатели сериала.
dreams

Чернобыль: экран и реальность

Посмотрела сериал "Чернобыль". Кому что режет глаз, а мне - близость сценария к советской версии событий. "Плохие" Брюханов, Фомин, Дятлов. "Хорошие" Легасов и Щербина. Сплошь "необходимые" действия по ликвидации последствий аварии. И "добровольцы" кругом. Если бы реальные имена не были использованы, это был бы отличный сериал: впечатляющая выдумка по мотивам реальных событий. Но с реальными именами сериал получился впечатляющей ложью. Учитывая, что участники событий и их дети еще живы, ложью бестактной.

В сериале как-то не объясняется, что халатность была modus operandi в целой большой стране СССР, была она повсеместна и вездесуща, и судить за нее всего троих граждан этой страны - это, в общем, просто поиск якобы виноватых. Не упоминается, как Фомин, например, пытался покончить с собой перед судом. Как Дятлов не мог ходить во время суда из-за повреждений, связанных с радиацией. Как у Брюханова вся жизнь почти до аварии была связана с этой станцией: молодым он вкалывал на стройке этой станции, жил очень просто, не мог вначале привести туда даже любимую семью. О том, что все наверху - выше, чем три эти человека - знали и о тестах, и о сроках, и о проблемах с конструкцией, да и вообще обо всем, и плевать на все это хотели. Интервью с реальным Брюхановым, например, здесь - это стоит почитать.

Мне же при размышлениях о случившемся из сегодняшнего дня удивительна не какая-то там абстрактная халатность и не то, что все это вообще произошло, а совсем другое: почему те, кто понял, что это нечто серьезное, не взяли рупор, не пошли на главную площадь, и не объявили всем на следующее утро в Припяти: уезжайте на всякий случай!* Масштабов сразу не понимал никто, но то, что что-то серьезное произошло, должны были понимать на следующее утро многие. И ни один из них этого не сделал. Но я знаю вместе с тем, что я мыслю, как западный (американский?) человек - мне можно и привычно прежде всего ценить человеческую жизнь и здоровье. А их всю жизнь учили, что им нельзя. Учили, что сохранять лицо, докладывать наверх, слушаться партийных начальников - самое важное. Что нет ничего выше любви к родине, а любовь учили проявлять именно в этой готовности думать о лице и иерархии в первую очередь, а о риске для себя или для других - во вторую. Учили Колымой, страхом и пропагандой. И научили. Вместе с тем, если почитать одну за другой сухие хронологии событий двух аварий, на атомных электростанциях Три-Майл-Айленд и в Чернобыле - просто перечень фактов и время произошедшего, без оценок и драматизации, - то становится еще больше очевидна эта разница менталитетов. Даже тогда, в семидесятые-восьмидесятые, руководство станции в США при малейшем эпизоде первым делом оповещало население, а на ЧАЭС - оповещало партию, и все.

Первыми двумя городами, где я побывала ребенком, были Припять и Снечкус - спутник игналинской АЭС. В этом городке снимали все сцены сеариала, связанные с Припятью. Первой моей работой была работа гида для работников телевидения в чернобыльской зоне. Вместе с тем, связанных с Чернобылем историй у меня все равно намного меньше, чем у старшего поколения. Некторые истории старшего поколения совершенно удивительны, и из них получился бы тоже интересный сериал, но я не знаю, можно ли перепечатывать их слова. Поэтому я расскажу про один лишь эпизод. Мы с американской коллегой-ученым обсуждали недавно покупку и продажу домов. Она продавала дом в штате Юта. Сделка почти состоялась, но потом приехали покупатели на повторный осмотр, с бабушкой и дедушкой. Бабушка и дедушка сказали, что в доме плохой фен-шуй, и после этого дом покупать не стали. Я в ответ вспомнила, как, когда я была маленькой, уже после аварии, семья наша выбирала летний дом в деревне. После предварительных смотрин, все тоже приехали во второй раз, с бабушкой и дедушкой. У дедушки был дозиметр, он тщательно им мерял участок и дом, проверяя радиактивное загрязнение, потом брал пробы воздуха, воды и почвы, чтобы отослать их в лабораторию. Бабушка тем временем интересовалась возрастом соседей по улице. Американская коллега подумала, и сказала: "Вот бы все так делали. Это правильный способ покупки дома."

И напоследок: здесь то, что я писала, когда лет десять назад ездила в чернобыльскую зону и Припять, с фотографиями.
____________________
*Почему рупор и площадь? Потому что по официальным каналам передавать это было не велено.
Cat

Про историю СССР - Дудь

С одной стороны, Дудь сделал кино интересное (в смысле, удерживающее интерес зрителя) про Колыму - здесь. Там много хороших интервью. С этой стороны молодец, и побольше бы таких напоминаний. Это стоит посмотреть.

С другой стороны, надо знать свою историю. Или нанимать, на худой конец, исторических консультантов. Или, на совсем худой конец, перепроверять все с энциклопедией. Бегло и как бы между делом упоминается в его фильме "закон о десяти колосках" - несколько секунд от времени более, чем двухчасового кино, тема которого - репрессии. Но это был закон о трех колосках. И давали за него не десять лет в лагерях, а расстрел, и только при смягчающих обстоятельствах в отдельных случаях - не меньше десяти лет. И как можно упомянуть этот закон 32-го года, но не упомянуть голод 32-33-х годов в СССР? Даже если не касаться темы украинского геноцида, который Россия не признает, все равно по всем существующим оценкам от голода в СССР за те два года погибли миллионы человек - это ведь того же порядка цифры, что Дудь приводит для лагерей. Если взять среднее по независимым оценкам, то в Казахстане (куда украинцев до этого массово зазывали и отсылали осваивать целину) в те годы от голода погиб каждый пятый (больше 20%), на Украине - каждый десятый (больше 10%), а вообще в СССР - каждый двадцатый (больше 5%). И в это время людей расстреливали за три колоска, унесенных из колхоза или, если повезет, отправляли на десятки лет в лагеря.

В общем, чудесное начинание, и спасибо, но и его не обошла российская (и советская) традиция рассказывать "наполовину", лишь выборочно упоминая неудобный исторический контекст.

Наверное когда-нибудь соберусь и запишу тут со слов дедушки про его огромную украинскую семью на голой земле в Казахстане, и про поднятую-таки целину, и про последовавшее раскулачивание, и про голод и голодные смерти, и про отправку на фронт тех, кто голод пережил, и про многое еще.

P.S. Тут о том же, но другими словами и от другого автора.
me shaded

Жизнь после смерти

В фильме "Roma" очень сильно чувствуется не просто влияние  - а по сути полное перенятие языка - Тарковского. Как-будто Куарон, будучи талантливым учеником, не только до деталей изучил работы мастера-учителя, а настолько их впитал, что и сам стал подобен учителю в своем видении кино. Даже сцена новогоднего пожара - отсылка к Феллини - снята так, как если бы Тарковский решил процитировать Феллини своим языком.

Как-то тепло от того, что спустя больше тридцати лет после своей смерти Тарковский, будучи неназванным и невидимым участником команды, делавшей этот фильм, вдруг стал мейнстримом и даже был отмечен голливудским "знаком качества" под названием Оскар. И еще от того, что кино, несмотря на все вышесказанное, рассказывает истинно мексиканскую историю.
me shaded

(не мое, сегодня, автор по ссылке)

или в очередь воет вьюга...

Cat

Демистификация

Несколько недель тому близ вулкана Килауэа на Гавайях начали открываться многометровые трещины, из которых валит и брызжет лава. Дорогой муж две недели следил за геологическими сводками и облизывался, вспоминая прочие извержения, на которых он был (их было много), а потом купил авиабилеты почти на следующий день и полетел семнадцать часов в один конец, чтобы посмотреть.

Ничего опасного, конечно. Эвакуация в процессе, кругом разрастающиеся пожары, которые уже никто не тушит, перекрытые дороги, земля ревет и трясется. И муж, ни разу не вулканолог, в сандалиях, шортах, каске и в моих водных очках ("защитная" одежда). Сначала десять километров пешком по лесу навстречу лавовому потоку - который, как ртуть, в постоянном движении, меняет направление и скорость. Потом еще сколько-то сотен метров по едва-едва застывшей корке лавы - как раз такая проваливается под ногами без предупреждения, унося все с собой в густую раскаленную смесь под поверхностью. Муж говорит, трогал лавовую корку ладонью, проверяя на "горячо" перед тем, как ступать - такая себе точная метрическая лаборатория. Говорит, удивительно, но вредными газами почти не пахло, и вообще можно было дышать. Дошел, посмотрел на лаву вблизи, в процессе попал в сильное землетрясение, при котором лава била из трещины двухсотметровым фонтаном. Снял много фото и видео (видео здесь). Обернулся за два с половиной дня.

Я не собиралась об этом писать, пока его видео на разошлись по миру с многочисленными приписками о том, что автор знает, что делает, и что это абсолютно безопасно. Муж действительно знает, что делает: ему всегда было интереснее один раз посмотреть на впечатляющее природное действо вблизи, чем прожить еще пятьдесят спокойных лет. Я даже не могу сказать, что меня это как-то расстраивает или озадачивает - я слишком хорошо его знаю. Но если вам все же интереснее пожить подольше, то повторять или поощрять кого-то на подобные подвиги не стоит.

Я, кстати, тоже посмотрела бы на еще один вулкан - это действительно потрясающее зрелище. Но у меня Соне три года, любимая работа, родственники, семейный бюджет, и кто-то должен оставаться и делать то, что надо делать, пока кто-то другой выбирает прогулки по горящему лесу в очках для плаванья.
blond

(no subject)

Все, наверное, уже слышали про пять (а то и семь) разных способов сказать одно и то же в японском языке в зависимости от старшинства - твоего и собеседника - и самоидентификации. Например, для местоимения "я" есть несколько слов (боку, атаси, ватакуси, орэ, ватаси), которые для глупого гайждина вроде меня можно грубо перевести примерно как "я-суровый-мужик", "я-скромная-девушка", "я-официальный представитель (представительница)", "просто-я-в-пижаме" и "нейтрально-я". Я однако думала, что это не может распространяться на математику, ибо где еще искать объективности и беспристрастности. Но всего лишь начав учить числительные, я столкнулась с тем, что для цифры четыре и цифры семь - по два разных слова*. То есть, опять же, глупый гайджин вроде меня может сказать "Четыре слона", а может сказать "Я-симпатичная-молодая-девушка-четыре слона".
_______________________
*Почему именно четыре и семь? "Четыре" в японском звучит одинаково со словом "смерть", а "семь" - со "смерть-кровь". Поэтому дети и те самые симпатичные молодые девушки эти слова в речи заменяют.
me shaded

Немного о военных действиях на востоке Украины

Несколько фактов, набравшихся всего лишь за посление два дня, о террористах-сепаратистах на востоке, которых пытаются в России представить "защитниками женщин и детей".

Террористы все еще держат в заложниках около двухсот человек (ссылка). Многие из заложников - не боевики и не солдаты украинской армии, а, например, наблюдатели и журналисты самых разных национальностей. Среди заложников есть женщины. По свидетельствам десятков отпущенных и вызволенных, условия ужасные. Найденные тела тех, кого террористы похитили и так никогда и не выпустили, говорят о том же (таких, к счастью, немного, но все еще помнят про судьбу Рыбака и других - ссылка). Сами сепаратисты признают, что держат заложников.

Террористы не только пытаются удержать захваченные силой позиции, но и постоянно атакуют новые объекты, например, местные военные части (ссылка). Мне трудно представить, как агрессивное нападение на тихую военную часть, где постоянно служат местные жители, согласуется с ролью "защитников детей" - понятно ведь, что у местных солдат, на которых они напали, поблизости их женщины и дети. К тому же, захватывают сепаратисты не только военные и административные объекты, но и, например, пришедшуюся им по душе удобным расположением больницу, откуда они решили выгнать всех пациентов, чтобы лечить своих раненых боевиков (ссылка). Также регулярно проходят массовые вооруженные нападения на пограничные пункты на российско-украинской границе - для того, чтобы провезти в Украину еще больше боевиков и оружия из России (ссылка). Когда такие атаки не удаются, многие террористы ретируются назад в Россию. На российской стороне границы им никто не препятствует, даже когда они пытаются проехать в Украину с машинами, полными оружия, и кучей военной техники.

А теперь про другую сторону, которой приходится со всем этими бороться. О тех, кто помогает сегодня украинской армии - здесь. В основном, это бытовая и медицинская помощь. А под катом - несколько фотографий солдат нац. гвардии, которым приходится воевать с террористами на востоке (via joanerges; авторов я не знаю, информация приветствуется). Я уже много раз писала, что большинству этих ребят никогда раньше не приходилось воевать, и они бы, наверное, еще год назад и сами не поверили бы, что когда-то придется. По-моему, это видно по лицам. Дмитрий Тымчук (за которым я пока ни разу не заметила неправды) писал, что на первых порах одной из самых больших замалчиваемых проблем украинской антитеррористической операции была простая психологическая данность: украинские солдаты не могли себя заставить стрелять в террористов, даже когда террористы солдат убивали. Мне, понятно, трудно этим ребятам не сочувствовать, равно как и трудно не сочувствовать мирному населению, которое оказалось на территории террористов и военных действий.

Collapse )