Category: производство

Category was added automatically. Read all entries about "производство".

dreams

Взгляд на американскую индустриальную революция из нашего окна - III

Взгляд на американскую индустриальную революция из нашего окна - I
Взгляд на американскую индустриальную революция из нашего окна - II
Ниже - окончание истории.


Фабрика, в которой мы живем

На месте, откуда когда-то началась американская промышленная революция, теперь тихий городок с чистым воздухом, приятной речкой и большим количеством шикарных квартир, расположенных в отреставрированных зданиях уцелевших фабрик. Когда мы сюда переехали, мы всего этого не знали и просто искали жилье на четыре месяца на разумном расстоянии от работы. Здесь это оказалось нестандартным запросом – обычно все сдается на год, и в результате у нас было ровно два приемлемых по цене варианта. Оба они, видимо, застоялись в летний сезон, когда все заселяются, и хозяева были рады дать нам скидку и пустить на четыре месяца. В результате мы сняли роскошный по меркам американского города лофт, расположеный в старинной фабрике - я немного писала про него здесь.

Фабрика, в которой мы живем, как и положено, имеет большую кирпичную трубу (к счастью, она давно уже не дымит), очень высокие потолки и огромные окна, экономившие когда-то владельцам электроэнергию. Комнат здесь мало, но в каждой можно устроить чемпионат по бадминтону. Через одно из окон можно вылезти на сюрреалистичного вида балкончик - эдакий домашний уголок со столом и стульями, подвешенный посреди кирпично-индустриального пейзажа.

Из окна у нас вид на десяток похожих старинных зданий из красного кирпича, и мимо больших стекол, как на экране телевизора, летают косяки диких гусей и пара соколов. Меня не покидает чувство, что все это –декорация, в которую мы попали случайно. В девятнадцатом веке в нашем здании производили высокотехнологичные станки – например, первый в Америке станок, делавший капроновые чулки. А на соседней улице стоит та самая первая фабрика Слейтера, в здании которой все еще хранят оборудование. Станки отреставрированы, и смотрители музея запускают их для публики. Все это оставляет пугающее впечатление: шум, звон, бой и сильно пахнущие машинным маслом громыхающие монстры. Время от времени сюда приводят группы школьников вместо уроков труда, и им даже разрешают попользоваться самыми безобидными из собранных здесь механических монстров – правда, лишь в защитных очках и перчатках.

Фабрика, в которой мы живем.


Collapse )
me shaded

Взгляд на американскую индустриальную революция из нашего окна - II

Взгляд на американскую индустриальную революция из нашего окна - I.
Ниже - обещанное продолжение.



Жизнь фабричного рабочего

Работали на фабриках бывшие крестьяне или недавние иммигранты. В основном, это были дети, реже – женщины, еще реже – мужчины. Дети работали, начиная с шести лет - гибкие маленькие пальцы лучше подходили для обращения с текстильными станками. Здесь, например, фотография работницы одной из текстильных фабрик Новой Англии, а здесь - целая группа работников-детей другой, на этот раз консервной фабрики. Платили работникам копейки, причем детям - меньше, чем взрослым, а женщинам - меньше, чем мужчинам, и никаких социальных благ вроде больничного или выплат после производственной травмы не было. Работа была малоприятной и даже опасной: запахи, шум, пыль, летящее волокно и осколки, частенько ломающиеся на полном ходу станки. У тех, кто производил, к примеру, гвозди, все лица были испещерены мелкими железными осколками. У тех, кто работал над отделением хлопкового волокна, вскоре начинались проблемы с легкими из-за вдыхаемых пыли и ворса, стоявших плотной стеной над станком.

Рядом с фабриками владельцы строили общежития, где можно было снять комнату, приехав из деревни, а также магазины, воскресные школы и церкви. День работника состоял из работы на фабрике от рассвета до заката шесть дней в неделю, сна, обязательных нескольких часов на проповеди до обеда в вокресенье и обязательной воскресной школы после обеда. Это была очень простая, нищая по сути жизнь, дверь в дверь с многочисленными соседями – никто из рабочих, к примеру, не имел часов. Вставали по звонку колокола на фабрике, что позволяло владельцам время от времени дурить народ и звонить раньше, чем было обещано, получая больше человеко-часов за те же деньги. В какой-то момент рабочие в Потакете даже скинулись на общие часы, которые до сих пор установлены на городской башне. Тем не менее, все это считалось жизнью лучшей, чем жизнь в деревне, со стабильным доходом, который крестьянам до этого никто не гарантировал, и не было отбоя от желающих устроиться на фабрику.

Постепенно застроили оба берега реки – если смотреть на старые карты, рисунки и фотографии, плотность фабричных зданий поражает. Все отходы сливались в реку, что вызвало жуткое загрязнение. Говорят, водопады и пороги были всех цветов радуги, а запах над водой стоял такой, что селиться люди старались подальше.

Ситуация начала меняться в 1920-х. Во-первых, фабрики старели – многие уже перевалили за столетие. Оборудование износилось, и нужно было вкладывать серьезные деньги в обновление. Во-вторых, в Новой Англии нчалось движение профсоюзов, и рабочих здесь уже нельзя было так нещадно эксплуатировать. В то же время, на Юге хлопок стоил меньше (ведь там он производился), и все еще было полно дешевой рабочей силы. Все больше промышленников использовали паровые машины для снабжения фабрик, что позволяло строиться вдали от речек и организовывать производства гигантстких размеров - так называемые мегафабрики. В результате промышленность постепенно двигалась на юг, а предприятия на реке Блэкстоун закрывали. Вскоре началась Великая Депрессия, после – Вторая мировая война. И к пятидесятым годам двадцатого века почти все фабрики Потакета закрыли, а многие впоследствие и снесли.

Текстильные станки того времени.


Collapse )
Cat

Взгляд на американскую индустриальную революция из нашего окна - I

Пожив на двух разных и удаленных побережьях США, мы скоро опять переезжаем - на третье. Поэтому, кажется, самое время написать немного об истории места, в котором нам повезло провести эту осень.


Почему в краю хлопковых плантаций не носили хлопковой одежды

Как бы парадоксально это ни звучало, но даже в начале девятнадцатого века в Штатах, краю огромных хлопковых плантаций, почти не носили хлопковой одежды.

В это время американские колонии все еще были аграрными землями. Промышленность здесь практически не существовала. Вся продукция производилась либо вручную, либо на фабриках в Европе и транспортировалась затем через Атлантику. В частности, это касалось белья и одежды. И несмотря на то, что хлопок в больших количествах выращивался на плантациях американского Юга, одежда из хлопка оставалась уделом богатых, а крестьяне довольствовались одеждой из льна.

На то, чтобы сделать одну незамысловатую смену из льна, уходило два года: лен нужно было вырастить, затем тщательно обработать, чтобы отделить льняное волокно. Затем из волокна делали нить на деревянных прялках с педалью (такие прялки были во многих домах того времени); наконец, нитки отдавали тем, у кого был ткацкий станок - это тоже были деревянные станки с педалями, но побольше и посложнее. Из полученной ткани шили грубые рубахи, юбки, штаны и чепцы. Эта одежда была у крестьянина на все случаи жизни: в ней спали, в ней работали дома, на нее накидывали одежду потеплее, чтобы выйти на улицу. Стирали ее пару раз в году, и несколько смен считалось большим гардеробом.

Ткацкий станок того времени. На женщине - льняная одежда.


Collapse )
me shaded

Urban Chic

В Новой Англии мы нашли странное, кинематографическое место для жилья - до нас его действительно снимал режиссер и, судя по оставленному реквизиту, не обошлось без арт-хауса. Наша квартира находится в фабрике, что производила ткацкие машины и прялки в девятнадцатом веке - именно отсюда когда-то началась индустриализаци Штатов, постепенно расползавшаяся на Юг, к плантациям, белым хозяевам и черным Джанго, chained and unchained.

Сейчас от фабрики остались окна - много высоких окон странной формы, делающих жилище светлым в любую погоду, - кирпичные стены и антураж разномастных труб под очень высоким потолком. В этих трубах теперь проведена современная система отопления и кондиционирования, старинные окна сияют новыми, вырезанными специально под каждое стеклами и рамами, а все приборы отдают современной гигантоманией и так называемым "хай-теком": прозрачный холодильник, до верхней полки которого я дотягиваюсь с трудом, плита с двумя огромными духовками и встроенным между ними грилем, гибкий душ вместо крана в кухонной раковине. Будто хозяева пытались подчеркнуть различия меду собой и теми, кто тут когда-то работал, собирал неуклюжие промышленные новинки прошлого и ронял капли пота на те же - кажется, до сих пор те же - деревянные полы.
blond

(no subject)

Человек, строящий взаимоотношения с окружающими на полуправде, рано или поздно становится жалким. Это обычно человек, не желающий принимать ни свою собственную жизнь, ни то, кем он в ней является, но и не имеющий смелости от этой жизни отречься. Залатывая прорехи полуправдой, он получает полуудовольствия, имеет полудружбы, заводит полуроманы, просвечивая в какой-то момент, как на рентгене, во всей своей неприглядности и неприемлимости даже для самого себя - что уж говорить о других.