Category: космос

Category was added automatically. Read all entries about "космос".

dreams

Суббота

В музее космоса* в Нью-Йорке фантастический планетарий. Оптика проектора разработана специально для этого зала компанией Zeiss - фотографы поймут - и создается эффект реалистичного трехмерного путешествия без очков и виртуальной реальности. И фильмы у них прекрасные, с содержанием, которое соответствует последним исследованиям, а научное агенство NASA помогло с правильными космическими картами, расположением звезд и галактик. Я всегда радуюсь, когда вижу качественную популяризацию науки, но тут еще и получилось, что мы сегодня были в космосе, и я даже не знаю, кому было интереснее - ребенку или родителям.

И для себя, чтобы не забыть, одна из удачных забегаловок (hole-in-the-wall), на которые можно случайно набрести в большом городе вроде Нью-Йорка, а потом долго помнить: Luke's Lobster делают вкусные бутерброды с лобстером, без лишнего (ни тебе литров майонеза, ни килограммов лука). Соня, правда, сказала, что лобстеров жалко - и действительно, жалко, но удержаться трудно. Компания впрочем утверждает, что ловят они лобстеров правильно, без глобального ущерба для лобстерового населения.
___________________
*Rose Center for Earth and Space
me shaded

(no subject)

Красивые фильмы про Белое море под водой, ссылки от shilovpope: (1) короткое здесь; (2) длинное здесь или здесь. Там много созвучного: и про фильмы Кусто, от которых в детстве было не оторваться, и про то, как игнорируя вселенную у себя под носом мы спешим в космос к другим планетам (а ведь вселенную под носом намного дешевле посмотреть, и она, благодаря нашему невежеству, врядли еще долго протянет). Я вообще с тех пор, как поняла, в каких пропорциях финансируется разные области науки и охрана природы в развитых странах, излишнюю любовь к космосу прощаю только астрофизикам, а больше никому.
Cat

(no subject)

Самое удивительное в этом месте - это, конечно, коровы. То есть ты (или я) собрал семью в охапку, раздобыл транспортное средство, на котором можно часами ехать по глубокому песку, не увязая, потом долго шел по пустыне под жарким горным солнцем, и оказался, наконец, на Марсе. А посреди настоящего марсианского пейзажа - который ты (или я) - может быть хотел увидеть всю свою предыдущую жизнь (да что там, все жизни), стоит и жует куст колючек спокойная аризонская корова, удивляясь не ландшафту, а глупому тебе.


Collapse )
me shaded

Ионические острова

Хочется помнить ту ночь, в которую мы возвращались с погружения с компанией немцев и пили узо на лодке почти в полной темноте, с одним лишь болтавшимся под потолком тусклым фонариком. Точнее, это они пили узо, а я, отказавшись, чувствовала себя хмельной без хмеля, немного замерзшей и влюбленной - наверное, в острова, хотя сейчас уже трудно сказать. Немецкая компания смеялась и рассказывала что-то на чуждом мне языке, вставляя иногда английские слова. Иногда речь шла обо мне, судя по доброжелательным взглядам, хотя я разобрала только пояснительное "гут фройлян" (надо понимать, потому что я не пью из-за ребенка, который ждет меня дома с папой), и еще нечто возбужденно-радостное про "калифорниен фройлян октопус" (видимо, о том, что я, единственная не-немка на борту, а как бы калифорнийка, нашла осьминога на дне). Мы проплывали мимо скал, вдали были огни бухты, а над нами - восхитительной звездности небо, по которому разливался свет Млечного пути. Это не было метафорой: я уже много лет не видела такого Млечного пути. Наверное, его можно увидеть только в море, и показывается оно только тем, кто только что вылез из холодной воды и полон отчего-то, сквозь дрожь, необъяснимой эйфории.

Ниже - островные пейзажи. Даррел писал про Ионические острова так, будто они были его личным раем, и теперь я знаю, почему. Над одним из этих островов, Закинфом, мне повезло полетать на крошечном самолетике. Было душно, тошнотно и необыкновенно красиво. Пилот, немолодой местный мужчина, выписывал фортеля над изрезанными берегами для того, например, чтобы помахать знакомому хозяину траттории, располагающейся над очередным обрывом. И на третьем самолетном заходе (ниже, еще ниже, еще чуть-чуть) весь персонал ресторана вместе с посетителями действительно выходили и махали, а я вздыхала облегченно, понимая, что четвертого уже не будет.



Collapse )
Cat

Затмение

В детстве я один раз видела солнечное затмение. Мне запомнился ветер, поднявшийся перед началом действа, и желтые сумерки в середине дня. Этим летом мы поехали на кольцевое солнечное замение в Долину Монументов. Все повторилось: и ветер, и сумерки, теперь оранжевые, под стать пейзажу. Что же до самой Долины, то есть, кажется, бесчисленное количество фотографий, рекламных роликов и кино, снятых ради одного этого пейзажа. Ни один из них, однако, не может подготовить к почти подобострастному ощущению величия – гор ли, богов ли, - которое там испытываешь.

Фотографии до, во время и после затмения – моя толика во множестве оных.



Collapse )
Cat

Гватемальские грозы

В Гватемале мы наблюдали фантастические грозы.

Озеро Атитлан окружено вулканами, и пейзаж прекрасен в любую погоду. Мы жили почти у самой воды, в домике на крутом склоне, окруженном густым тропическим садом. Ночами я просыпалась от мелькания и грохота - будто рядом с нами устроили дикотеку и лазерное шоу. Выходя на маленький лодочный причал, я упиралась в спокойные воды, звездное небо, а также в зрелище кинематографической грозы, разворачивавшейся за следующим вулканом. Каждую секунду мелькало с десяток молний - если, конечно, предположить, что я могла их сосчитать в таком интенсивном режиме.

Позже мы переехали на побережье. За пределами городов и деревень берег очень живописный: черный вулканический песок тянется, насколько хватает глаз, а на него в любую погоду обрушиваются нешуточные волны. Сила прибоя заставляет поверить, что перед тобой не море, не озеро, не залив, а действительно Тихий океан. Каждую ночь мы, разбуженные драмой погоды, бегали на пляж смотреть грозы. Над нами было чистое небо, а шторм закручивался огромной воронкой вдалеке. Тучи сверкали непрерывно, обнажая при свете затейливый атмосферный "ландшафт", и отражаясь в темных водах.

Пару раз мы сумели не забыть фотоаппарат. Однако фотоаппарат отказался фиксировать многочисленные молнии, засвечивая их одним большим шаром.


Lago Atitlan, Guatemala

Collapse )
Cat

Про рыб

Близ острова Бонайре совершенно ручные рыбы: подплывают почти вплотную, доверчиво заглядывают в глаза. А ночью рядом с дайверами кормятся двухметровые тарпоны - древние хищные рыбины со сверкающей чешуей. Только наведешь под водой на что-нибудь фонарик, как из темноты выныривает блестящий тарпон, больше тебя размером, и проносится на сумасшедшей скорости почти вплотную к твоему телу, сжирая всю мелочь на пути. Это добавляет адреналина (за которым я не охотник): никогда не знаешь, с какой стороны их ждать - то ли из-за затылка, то ли из-под руки, то ли из-за правого бедра. Вспышка чешуи, как молния, движение воды, и еще тридцать секунд черного подводного безмолвия, пока не очнешься, пока снова не наведешь на что-нибудь фонарик...

На первой фотографии - рифовый окунь.



Collapse )
Bonaire, Netherlandes Antilles
blond

Длинная история одного переезда

Классический сюжет: он, она, свидание, головокружение, вечер, опять свидание... А через пару недель она находит его неопрятные носки закинутыми за ее девичье ложе. Или он находит что-то черезвычайно женское поселившимся в его простой холостяцкой ванной, как будто это может быть подходящим местом. Она морщится, кривится, поднимает брови; он морщится, кривится, поднимает брови...

Переезд дорогого мужчины проходил совершенно иначе. Даже основательно поселившись в нашей общей квартире, он не спешил везти носки или прочие предметы гардероба. Вместо этого дорогой мужчина методично и постепенно свозил в дом полезные в хозяйстве вещи.

Первой полезной в хозяйстве вещью, бережно водруженной на самое видное место, был микроскоп. Сверкая черной гладкой поверхностью и побрякивая при передвижении набором линз, он явственно заявлял о своей необходимости в повседневной жизни. К микроскопу прилагались баночки странной формы. Оценив баночки на предмет вместительности и пользы для кухни, я их чуть было не выкинула. В своей наивности я даже не предположила, что это – нужнейшие каждому порядочному супругу чашечки Петри.

Следующим приехал телескоп. У нас нет чердака, на котором телескоп мог бы занять скромное, но законное место, потому он с большим трудом и нашим громким кряхтением был помещен на антресоль, заняв ее всю. Как выяснилось позже со слов дорогого супруга, у телескопа был только один существенный недостаток: маленький размер.

Вскоре последовали такие немаловажные предметы обихода, как сачок наземный и сачок подводный, небольшая коллекция минералов, набор японских мечей разной длины, пятнадцать томов «Млекопитающих мира» по пять килограмм каждый, двадцать два тома «Птиц» по четыре килограмма каждый, три ящика карт тех мест, о существовании которых я и не подозревала, и множество прочей ежедневно необходимой литературы. Поверх всего перечисленного в квартиру торжественно вплыл каяк с веслами и гидрокостюмом.

Это, однако, все были мелочи: где-то еще хранилась поминаемая дорогим супругом с трепетом и осторожностью «небольшая часть» его былой коллекции ракушек. После года законной семейной жизни, когда оттягивать мое знакомство со всеми полезными супругу вещами стало уже невозможным, небольшая часть приехала в шести больших коробках. Распаковав маленькую часть от небольшой части, мы заняли ей два книжных шкафа до потолка, сделав гостинную похожей на остров сокровищ.

Переезд уже закончился; я успела привыкнуть к ракушкам, как к родным, и даже оборудовала домашнюю фотостудию, впечатлившись отдельными экземплярами. Однако полезные в хозяйстве вещи я все еще продолжаю находить. К примеру вчера, разбирая бумаги на журнальном столике, я случайно наткнулась на пакет с зубами акулы.
dreams

Perseids*

Ночью летели над Великими равнинами. Внизу бесновались молнии, подсвечивая небесно-облачный пейзаж сполохами головокружительной частоты и яркости. Сверху падали звезды. Виден был гриб супергрозы, в муках рожающей очередное торнадо. Большой самолет болтало, как болтать должно маленькую лодку в сердитом океане, и впервые в жизни захотелось без всяких напоминаний пристегнуть и затянуть потуже ремни – не отрывая глаз от погодной феерии.
________________________________________________________________

*
Perseids - метеоритный дождь; его пик в этом году был сегодняшней ночью, 12-го августа
Cat

(no subject)

Время забудет тебя.
Моллюском закроет вода
в раковине ушной
нежное слово «мой»,
вложенное сегодня в уста.
Сотрется краска с холста
общей памяти про тебя.
Дороги этого дня
раскрутятся в никуда,
петляя млечным путем.
Письмена истлеют огнем.