Category: искусство

Category was added automatically. Read all entries about "искусство".

Cat

Немного про индейцев Британской Колумбии

По общепринятой научной версии, люди в западное полушарие попали перейдя из восточного по кусочку льда и суши, находившемуся на территории современного Берингового пролива. Попали они куда-то на территорию современной Аляски; потом сидели там эн тысяч лет, пока не стаял лед и им не удалось пройти на основную часть материка. Приблизительно так произошло сначала заселение север-восточного побережья Тихого океана, а затем и всей Северной, Центральной и Южной Америки. Есть еще альтернативные теории о ком-то (возможно, австралийцах), кто приплыл намного раньше в Южную Америку, но доказательств пока очень мало.

Как бы там ни было, первые более или менее постоянные деревни на северо-восточном побережье Тихого океана существовали не позже, чем четыре тясячи лет назад. Все это эволюционировало в огромное количество как явно родственных, так и совершенно непохожих на первый взгляд культур, языков, этнических групп. Для того, чтобы их описать даже поверхностно, может не хватить энциклопедии; к тому же, большинство языков и народов погибли из-за перипетий колониальной истории (проще говоря, из-за прихода белых), и современные индейцы многих племен зачастую культурно такие же американцы или канадцы, как и те, кто не имеет индейских корней.

Среди тех, чье традиционное искусство еще можно найти в Британской Колумбии, народность хайда (почитать про них можно здесь; в их традиционные деревни на островах Хайда-Гуаи в Британской Колумбии можно попасть, хотя 90% индейцев хайда вымерло в девятнадцатом веке от куриной оспы), салиши (почитать про них можно здесь; остались ли их традиционные деревни, я не знаю, так как исторически они жили на территории современных метрополисов: Сиэтла, Ванкувера, Виктории), колоши или тлинкиты (почитать про них можно здесь; к ним проще попасть на южной Аляске, поселок Кетчикан), цимшианы (почитать можно здесь; попасть к ним можно в Британской Колумбии, поселок Клемту) и некоторые другие.

Ниже - фотографии искусства индейцев Британской Колумбии из двух музеев, Антропологического музея Университета Британской Колумбии в Ванкувере и Королевского музея в Виктории. Некоторым экспонатам больше ста лет; другие были сделаны недавно мастерами из того или иного племени. Я какое-то время пыталась помнить, что из какого племени, но потом поняла, что это не реалистично: есть группы, родственные по языку, но с непохожей культурой, а есть такие, искусство которых почти невозможно отличить, а живут они в разных регионах и друг друга не понимают.

Искусство это очень масштабно: высокие тотемные столбы, многометровые расписные деревянные панно, и даже ритуальные деревянные маски нередко по два метра размером. Поэтому мы с Соней на некоторых фотографиях пытаемся демонстрировать размер. Все экспонаты изначально были ярко расписаны.

Сначала фотографии тотемных столбов, деревянных панно и статуй, которыми украшали традиционные дома. Если столбы в основном были снаружи (в отдельных деревнях такой столб был частью фасада дома - прямо посередине), то внутри домов нередко ставили огромные (и, на мой взгляд, не слишком приветливые) ритуальные фигуры из дерева.



Collapse )
Cat

Cirque de Gavarnie

Одно из мест во французских Пиренеях, которое так и не поместилось в кадр своей эпической красотой. Наверху, над лесом, это огромный скальный цирк с десятками высоких водопадов, и десятикилометровый маршрут ведет почти в самый его центр - то есть на "арену". Верхушки гор тут почти всегда закрыты облаками, но к вечеру, на самом закате, нам удалось поймать короткий просвет. Вдоль тропы было много зверей и орхидей - я, например, впервые увидела близко косулю.



Collapse )
me shaded

Могольская миниатюра

Я хожу на работу мимо музея искусств в Оксфорде (Ashmolean Museum). Это небольшой музей, в котором постоянно сменяются прекрасно организованные выставки из богатых запасников Оксфорда и частных коллекций. Сейчас там показывают одну из самых крупных частных коллекций могольской миниатюры.

Это индийская живопись 16-19 веков, которая эволюционировала из персидской миниатюры, вобрав в себя всевозможные влияния. В ней много стилей и школ, о чем можно почитать здесь; помимо художников, рисовавших при дворе могольских императоров, к могольской миниатюре часто также относят рисунки из других мест, в которых чувствуется влияние могольской живописи. В общем, это огромный по территории, времени и стилистическому разнообразию пласт индийской культуры, который можно долго изучать. Мне, между тем, хочется лишь показать картинки, собранные вперемешку из разных направлений и эпох.

Фотографии, к сожалению, не передают точность и изящество деталей, а также гармонии цветов - могольские художники использовали множество натуральных красок и серебро с золотом, причем только золотого было три оттенка. Многие миниатюры не больше десяти сантиметров по длинному краю, и в музее к каждой хотелось подойти почти вплотную, чтобы рассмотреть подробности.



Collapse )
me shaded

(no subject)

Городу Провидэнс, столице очень маленького и очень дорогого штата, к лицу богатая умытость; ему к лицу даже претензия на некое псевдоэлитное и псевдостаромодное очарование, на being quaint. Все это, впрочем, пропадает, как платье из сказки, часов после восьми вечера, сменяясь лохмотьями. Так, спустившись ночью с верхнего этажа блестящего небоскреба (чистота стеклянных стен, разбавленная мониторами для трансляции докладов, чай с коллегами, удобство стеклянных досок), я ловлю свой момент домашнего сюрреализма на автобусной остановке. Справа от меня - два черных парня, они курят что-то терпкое, неузнаваемое, и один повторяет другому, густо перемежая слова частицей "йo": "Tell ya, nigger, don't get in trouble wiz dis crack". Слева стоит девочка азиатской внешности, очень юная, но накрашенная и одетая так, как, кажется, в этой стране считается уместным только для одного занятия. Автобус подъезжает и мысли мои подтверждаются: здесь, кроме меня никто никуда не едет. Я трогаюсь, я снова - уже за другим - стеклом, а они остаются на заплеванной остановке: гулять, работать, жить. 
blond

(no subject)

Встречи с коллегами и доклады воспринимаются трепетнее, если декорация к ним – замок шестнадцатого века в холмах Тосканы, и можно подняться всей компанией на башню и попытаться если не охватить, то хотя бы зацепить ненадолго взглядом красоту вокруг. Или если в разговорах беззвучно участвуют римские мужчины и женщины с фресок времени Ренессанса, красивые и нагие.

На фотографии ниже не видно ни башни, ни фресок, но если смотреть очень внимательно, то можно увидеть кошку, пробегающую под радугой.


Tuscany, Italy
Cat

Паленке

Я уже оставила надежду писать про все интересные места по мере их поступления. Однако на днях я готовила фотографии для агентства и решила показать кое-что и здесь.

Это Паленке, город индейцев майя в южной Мексике. Даты построек - от третьего века до двенадцатого, то есть с разбросом в почти тысячу лет, однако эпохой расцвета считается век седьмой. По территории город не такой большой, как, например, Тикаль, но красота сохранившегося захватывает. На меня Паленке произвел впечатление эдакой индейской Флоренции, выделяющейся не столько военными успехами или размахом, сколько былой концентрацией талантливых художников, архитекторов, скульптуров и их творений.

Как и многие другие индейские города в Мексике и Центральной Америке, Паленке пришел в упадок, был заброшен и полностью зарос джунглями, пропав из всех карт на несколько столетий. Считается, что на сегодняшний момент раскопано и отреставрировано лишь десять процентов территории. Вместе с тем, это, как мне кажется, один из самых интересных древних индейских городов.



Collapse )
me shaded

(no subject)

Очарование Нью-Йорка минует меня каждый раз, оставаясь где-то за гранью усталости, не задерживаясь на острие бессоницы, оборачиваясь опустошением и болью в ногах. Слишком людно и холодно, слишком бетонно: даже мопсы тут мерзнут закутанные, грустно писая на асфальт.

Декабрьские афиши зазывают на Пикассо и Матисса, на обеих выставках толпятся почитатели и любопытствующие, но удовольствие дают не там. Удовольствие развернуто свитками в безлюдных залах выставки старинной китайской гравюры, где в каждом выточенном пером и тушью храме, у каждой невероятно крутой скалы, в каждом сосновом лесу можно задержаться, поверить, ощущить себя частью картинки. Поддавшись также другим афишам, я была на «Эвите», где Рики Мартин обнимал девушку, наделенную подвижными костями и пилящим вокалом. Но и там не дают удовольствия, хотя дают многое другое: яркие огни Бродвея, возбуждение молодой публики, хлопающей бестолково, вместе с играющим оркестром. Удовольствие же дают где-то в районе сороковой улицы, на станции метро: в полдень туда приходит пожилой мужчина азиатской наружности и виртуозно играет на чем-то большом, горизонтальном и струнном, напоминающим гусли. И сквозь гул поездов, сквозь писк телефонов и гам голосов его игра прорезается нездешней, слишком нежной и тихой для этого города красотой.
Cat

(no subject)

В Хьюстоне, в Museum of Fine Arts несколько огромных залов занято cейчас японской живописью и графикой. Если верить афишам, выставляется одна из самых больших таких коллеций* за пределами Японии. На эту выставку действительно стоит сходить, но дело не в ее размере; дело в том, как организованая экспозиция.

Для обывателя, то есть, к примеру, для меня, японское искусство бесконечно привлекательно своей простотой и элегантностью. Обыватель, то есть, например, я, может долго восхищаться этим искусством и может даже вообразить, что его понимает. Между тем, мы зачастую видим лишь верхушку айcберга. Каждая японская гравюра создавалась в многослойном контексте, и зачастую создавалась она для тех, кто был хорошо с контекстом знаком и по одним намекам мог оценить мастерство, восстановить историю или оценить шутку. Для того, чтобы разделить это тонкое удовольствие, недостаточно импульсивных попыток учить японский язык, коротких поездок в Страну восходящего солнца, полок с классической японской литературой, и даже близкого общения с японскими друзьями, а нужно, как минимум, специальное образование.

Те, кто готовил выставку, очень постарались сделать так, чтобы к удовольствию могли приобщиться непосвященные. В результате читать таблички так же интересно, как рассматривать экспонаты, и к каждой хочется вернуться несколько сотен раз, запоминая оживающие благодаря пояснениям детали.
______________________________
*Речь о The Kimiko and John Powers Collection of Japanese Art
me shaded

Миниатюрные гравюры

Пусть здесь будут некоторые короткие мои тексты. Каждый из них - как застывшая во времени графика: она не рассказывает историй и не дает глубоких портретов, не называет мест действия или имен, а лишь намекает на ситуацию, обстановку и очертания героев, а заодно и настроение художника. Большинство из них не имеет даже названий, зато имеет вполне случайные номера. Больше - по ссылке миниатюры.

Целомудренным читателям лучше пролистнуть, так как «гравюры», несмотря на миниатюрность, бывают откровенны.



Collapse )